В октябре Департаментом антикоррупционной экспертизы законодательства Министерства юстиции ДНР проведено 210 антикоррупционных экспертиз актов, из которых:
15 законопроектов;
26 проектов Указов Главы Донецкой Народной Республики;
77 проектов Постановлений Правительства Донецкой Народной Республики;
92 приказа органов исполнительной власти и иных государственных органов Донецкой Народной Республики.

Коррупциогенные факторы не выявлены в 155 (74% из общего числа проведенных антикоррупционных экспертиз) представленных актах, из которых:
13 законопроектов;
18 проектов Указов Главы Донецкой Народной Республики;
58 проектов Постановлений Правительства Донецкой Народной Республики;
66 приказов органов исполнительной власти и иных государственных органов Донецкой Народной Республики.

Коррупциогенные факторы выявлены в 55 (26% из общего числа проведенных антикоррупционных экспертиз) представленных актах, из которых:
2 законопроекта;
8 проектов Указов Главы Донецкой Народной Республики;
19 проектов Постановлений Правительства Донецкой Народной Республики;
26 приказов органов исполнительной власти и иных государственных органов Донецкой Народной Республики.

Наиболее часто встречающиеся коррупциогенные факторы в проектах нормативных правовых актов:
— принятие нормативного правового акта за пределами компетенции (62% от общего числа проектов нормативных правовых актов, в которых выявлены коррупциогенные факторы);
— широта дискреционных полномочий (34% от общего числа проектов нормативных правовых актов, в которых выявлены коррупциогенные факторы);
— чрезмерная свобода подзаконного нормотворчества (34% от общего числа проектов нормативных правовых актов, в которых выявлены коррупциогенные факторы);
— нормативные коллизии (34% от общего числа нормативных правовых актов, поданных на государственную регистрацию, в которых выявлены коррупциогенные факторы);

и в нормативных правовых актах, поданных на государственную регистрацию:
— принятие нормативного правового акта за пределами компетенции (46% от общего числа нормативных правовых актов, поданных на государственную регистрацию, в которых выявлены коррупциогенные факторы);
— нормативные коллизии (46% от общего числа нормативных правовых актов, поданных на государственную регистрацию, в которых выявлены коррупциогенные факторы);
— наличие завышенных требований к лицу, предъявляемых для реализации принадлежащего ему права (46% от общего числа нормативных правовых актов, поданных на государственную регистрацию, в которых выявлены коррупциогенные факторы);
— злоупотребление правом заявителя государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) (38% от общего числа нормативных правовых актов, поданных на государственную регистрацию, в которых выявлены коррупциогенные факторы).